религия

Умер Эйнштейн

Умер Эйнштейн. Попал он к Богу. Разговаривает с ним. Вдруг говорит:
- Слушай, Бог, а покажи мне формулу мира. Я целую жизнь думал... Все равно я ее уже никому не расскажу, а мне будет интересно...
Бог хлопает в ладоши, появляется огромная доска, бог начинает на ней выписывать огромную формулу...
Эйнштейн:
- Ага... Вот это я знал... А вот это вывел... На счет этого догадывался... Слушай, Бог, а вот тут херня у тебя...
Бог:
- Да я и сам уже это понял...

Людей, готовых умереть за идею, гораздо меньше, чем готовых за неё убить.

Людей, готовых умереть за идею, гораздо меньше, чем готовых за неё убить.

В конечном счете, невзирая на факты, человек верит в ту истину, которая ему более приятна.

В конечном счете, невзирая на факты, человек верит в ту истину, которая ему более приятна.

Список смертных грехов как-то подозрительно смахивает на список моих планов на выходные.

Список смертных грехов как-то подозрительно смахивает на список моих планов на выходные.

Пришло время

Все мировые религии, придавая особое значение любви, состраданию, терпимости и прощению, могут способствовать развитию духовных ценностей, и делают это. Но реальность такова, что привязывание этики к религии более не имеет смысла. Поэтому я всё больше убеждаюсь в том, что пришло время найти способ в вопросах духовности и этики обходиться без религий вообще.
Далай-Лама XIV.

Историческая истина

У немецкого ботаника Карла Гебеля был один знакомый художник. Однажды этот художник попросил учёного дать оценку его новой картине "Грехопадение". Гебель очень долго присматривался к картине, а потом заявил, что картина никуда не годится, поскольку не соответствует исторической истине. На изумление художника он ответил словами:
- Сорт яблок, одно из которых Ева предлагает Адаму, был выведен только 80 лет назад.

Религия - как инсулин. Нельзя отнимать его у диабетиков, но нефиг подсаживать на него здоровых.

Религия - как инсулин. Нельзя отнимать его у диабетиков, но нефиг подсаживать на него здоровых.